Невероятный рост частотности экстремально жаркой летней погоды может иметь глубоко тревожные последствия уже для нашего настоящего

Во время своего выступления перед Сенатом жарким летом 1988 года я рассказывал о будущем, которое изменение климата принесет нашей планете. Я постарался нарисовать мрачную картину последствий постоянного роста температур, вызванного использованием органического топлива.

Однако теперь мне стоит признаться в том, что тогда моя точка зрения была слишком оптимистичной.

Мои прогнозы относительно увеличения средней глобальной температуры оказались верными. Однако тогда мне не удалось до конца выяснить, насколько быстро увеличение средней температуры приведет к росту числа погодных катаклизмов.

В рамках нового исследования глобальных температур, результаты которого будут опубликованы в понедельник, 6 августа, мои коллеги и я обнаружили невероятный рост частотности экстремально жаркой летней погоды, что может иметь глубоко тревожные последствия не только для нашего будущего, но и для нашего настоящего.

 

Наше исследование это не климатическая модель и не прогноз, это фактический обзор метеорологических явлений и температур, которые были зафиксированы за последние 60 лет. Как показывает наш анализ, теперь уже недостаточно просто говорить о том, что глобальное потепление может увеличить вероятность возникновения погодных катаклизмов, и повторять предупреждение о том, что каждое отдельное метеорологическое явление может быть связано с изменениями климата. Напротив, наш анализ доказывает, что экстремально жаркую погоду недавнего прошлого фактически нельзя объяснить ничем иным кроме изменений климата.

 Смертоносная аномальная жара в Европе в 2003 году, летние пожары в России в 2010 году и катастрофические засухи в Техасе и Оклахоме в прошлом году связаны с изменениями климата. А когда в скором времени будет накоплено необходимое количество данных, вероятнее всего, можно будет сказать, что за аномальной жарой, от которой сейчас страдают США, тоже стоят изменения климата.

Эти метеорологические явления являются не просто примером того, к чему может привести глобальное потепление. Они являются следствиями глобального потепления. Вероятность того, что эти аномалии вызваны естественной изменчивостью, ничтожно мала. И ссылаться на эту вероятность было бы настолько же недальновидно, как уйти с работы и покупать каждое утро лотерейные билеты, чтобы оплачивать счета.

24 года назад я ввел понятие «климатической игры в кости», чтобы легче было отличать долгосрочные последствия климатических изменений от естественной изменчивости погоды. Лето бывает жарким, бывает прохладным. Бывают зимы суровые, бывают мягкие. Это естественная изменчивость.

Однако вместе с потеплением климата принципы естественной изменчивости также меняются. В условиях нормального климата, не затронутого глобальным потеплением, две стороны игральной кости будут представлять более прохладную, чем обычно, погоду, еще две стороны – нормальную погоду и оставшиеся две стороны – более теплую, чем обычно, погоду. Бросая кубик снова и снова или сезон за сезоном, в конечном итоге вы получите равномерное чередование погодных условий.

Однако если в игру вмешивается потепление климата, все меняется. В конце концов, у вас останется всего одна сторона более прохладной погоды, одна сторона нормальной погоды и четыре стороны более теплой погоды. Даже в условиях изменения климата время от времени будет случаться прохладное лето или привычно холодная зима. Однако не дайте этому себя одурачить.

Наше новое исследование, прошедшее экспертную оценку и опубликованное Национальной академией наук, доказывает, что на фоне устойчивого роста средней глобальной температуры в результате потепления климата (примерно на 1,5 градусов по шкале Фаренгейта за последнее столетие) частота и интенсивность аномальных погодных явлений по всему миру увеличивается.

Когда мы отметили изменения мировых температур на графике нормального распределения, оказалось, что случаи аномального холода и случаи аномальной жары сменяют друг друга таким образом, что они становятся более частыми и более интенсивными.

Изменения настолько серьезны, что теперь одна сторона кубика уже должна представлять аномальную погоду, чтобы отражать увеличение частотности аномально жарких погодных условий.

В прошлом такая погода была большой редкостью. В исходный период, с 1951 по 1980 год, аномально высокие температуры встречались лишь на 0,1-0,2% поверхности земного шара. За последние три десятилетия в связи с медленным ростом средней температуры число случаев аномальных температур резко выросло, и теперь они наблюдаются на 10% поверхности земного шара.

Это тот мир, который мы сами изменили, и теперь нам придется в нем жить – в мире, где во время аномальной жары 2003 года в Европе погибли более 50 тысяч человек, а засуха 2011 года в Техасе принесла убытки на сумму более 5 миллиардов долларов. Как показывает наше исследование, частота и интенсивность подобных погодный аномалий будет продолжать расти.

У нас еще есть возможность начать действовать и предотвратить ухудшение климата, однако мы впустую растрачиваем бесценное время. Мы можем попытаться решить проблему изменений климата, постепенно повышая сборы для компаний, работающих на органическом топливе, и распределяя эти деньги между всеми легальными резидентами в расчете на душу населения. Это будет стимулировать инновационную деятельность и поможет создать крепкую экономику, основанную на экологически чистой энергии, с миллионами новых рабочих мест. Это простое, честное и эффективное решение.

Будущее уже настало. И оно оказалось очень жарким.

Джеймс Хансен руководит Институтом Годдарда по космическим исследованиям НАСА.

meteopathy.ru по следам Climate change is here — and worse than we thought и inosmi.ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Сообщать
avatar
wpDiscuz