Костно-суставной аппарат из части второй геронтологии

ГЛАВА 15 КОСТНО-СУСТАВНОЙ И МЫШЕЧНЫЙ АППАРАТ

 

 

Оглавление:
Вступление в часть первую геронтологии
Старость и эволюция из части первой геронтологии
Предисловие к геронтологии
Теории старения из части первой геронтологии
Биологические основы старости из части первой геронтологии
Старческий период из части первой геронтологии
Экология и социология из части первой геронтологии
Старость и общепатологические процессы из части первой геронтологии
Нервная система из части второй геронтологии
Сердечнососудистая система из части второй геронтологии
Система крови из части второй геронтологии
Органы дыхания из части второй геронтологии
Пищеварительный тракт из части второй геронтологии
Внутренняя секреция и половые органы из части второй геронтологии
Ткани внутренней среды из части второй геронтологии
Костно-суставной аппарат из части второй геронтологии
Мочевые органы из части второй геронтологии
Женский и мужской комплекс из части второй геронтологии
Кожа из части второй геронтологии
Недуги старости из части третьей геронтологии
Нозология старости из части третьей геронтологии
Атеросклероз и прочие сердечнососудистые заболевания из части третьей геронтологии
Нервно-психические заболевания из части третьей геронтологии
Болезни органов пищеварения из части третьей геронтологии
Болезни органов дыхания из части третьей геронтологии
Болезни желез внутренней секреции из части третьей геронтологии
Болезни прочих органов и систем из части третьей геронтологии
Гериатрия и онкология из части третьей геронтологии
Инфекционные болезни из части третьей геронтологии
Вопросы диагностики из части третьей геронтологии
Заключение и литература из части третьей геронтологии

И.В. Давыдовский недооценен. Вклад его в биологию и патологию человека – вершина, недосягаемая. У него надо учиться, его надо перечитывать, переосмысливать, изучать, учить на нем других.

Его геронтология – это и биологические часыбиологическое время во времени астрономическом, естественное понимание важного периода в жизни каждого из нас.

http://meteopathy.com

Остео-артропатии и мионатии занимают очень видное место в геронтологии. С ними связано изменение внешнего вида, строения тела, силуэт, осанка, походка, почерк старых людей и т.п., не говоря о жалобах на недуги, сосредоточенные главным образом в сфере органов произвольного движения. Изменения костно-суставного аппарата возникают рано, в возрасте 40—50 лет и даже раньше, но в большинстве случаев они протекают глухо, пока не достигнут какой-то степени выраженности, когда как бы внезапно, без особых поводов и продромов, возникают те или иные болезненные состояния в виде, например, ревматоидных болей, «радикулитов», особенно в  области плечевого пояса, поясничной части позвоночника. К числу ранних симптомов относится, в частности, снижение подвижности шейных позвонков, что обозначается уже к 50 годам.

Старческий остеопороз — постоянное явление. Его физиологической базой служат возрастные изменения в белковом и минеральном обмене, касающемся фосфора и кальция. Белковая основа кости, как и белки других тканей, испытывает при остеопорозе отрицательные сдвиги в отношении самообновления. Значительные массы костной ткани подвергаются поэтому рассасыванию; ослабевает новообразование кости, подразумевающее фиксацию фосфорнокислого кальция на белковой основе. Уменьшается всасывание кальция кишечником в условиях пониженной кислотности желудочного сока.

Наибольшее значение в развитии остеопороза имеет белковый дефицит. Нарушения минерального обмена, дефицит извести не играют ведущей роли. Это доказывается и тем, что даже при обилии кальция в пище, при нормальной его резорбции нельзя добиться задержки кальция и таким путем предотвратить остеопороз или получить рекальцификацию костей. Таким образом, остеопоротическая кость не является просто «голодной» в отношении кальция.

В эксперименте можно избежать остеопороза, вызванного дефицитом кальция в пище, или улучшить состояние костей, увеличивая дачу кальция (Gershon-Cohen и Howsey, 1963; Bassett с соавторами, 1963). Но эти эксперименты говорят лишь о том, что старость — это «миллион корреляций» и что изменения в костях связаны не только с нарушением баланса извести. Даже при вполне достаточном введении извести, витамином, гормонов, белков, фосфата и т.д. старческий остеопороз все же наступает на основе чисто возрастных закономерностей, определяющих абсорбцию, утилизацию извести и самый контроль известкового обмена.

Негативный баланс извести при остеопорозе (Nordin, 1961) обусловлен рассасыванием костей, идущим in toto, т.е. вместе с известью (А. В. Русаков, 1959; Bell, 1950, и др.), а не по принципу галистереза. Другими словами, старческий остеопороз — это не потеря кальция или недостаток его отложений, а потеря костного вещества как такового. Эта потеря преобладает над остеогенезом, а в то же время последний в принципе сохраняется, как и способность кости к регенерации, а равно и к приспособительной перестройке в связи с изменениями статических условий.

Вопрос о роли галистереза при старческом остеопорозе не решен, впрочем, окончательно. Анализ золы костей часто показывает значительное уменьшение в ней процентного содержания кальция и фосфора; падает и удельный вес, например, черепной коробки (с 1,776 до 1,583; Hartl и Burkhardt, 1952).

Сопротивление костей на излом резко падает. Отсюда частота переломов в старческом возрасте и не только при травме, подчас незначительной, но и спонтанно или при небольшом функциональном отягощении. Такие спонтанные фрактуры отмечаются приблизительно в 7% случаев (Berselli и Mazzoni, 1963).

Атрофия охватывает как компактное, так и губчатое вещество кости. На больших протяжениях губчатое вещество полностью исчезает. Лучше сохраняются те внутрикостные балки, на которые приходится наибольшая функциональная нагрузка, например в шейке бедра. Гаверсовы каналы расширяются,  компактное  вещество  превращается  подчас  как  бы в изъеденную молью пластинку, например при остеопорозе лопатки, затылочной кости черепа. Такие кости иногда характеризуют как бумажные, стекловидные. Трубчатые кости при резком истончении кортикального слоя пилятся, как гнилое дерево, и чем ближе к эпифизу, тем легче.

Остеопороз охватывает весь скелет, но в различной последовательности и с большими индивидуальными отклонениями в отношении преимущественной локализации, степени и календарных сроков (Delarue с. соавторами, 1961).

Рентгенологическое исследование скелета позволяет установить несколько степеней или фаз старческого остеопороза, руководствуясь, например, состоянием костей кисти руки (Д. Г. Рохлин, 1939—1941; П. А. Сакун, 1963; Н. С. Касинская).

Наибольшее значение имеют изменения позвоночника, сопровождающиеся его деформацией и обездвиживанием.

Часто отмечают тяжелые деструктивные изменения лишь отдельных позвонков, их расплющивание («вертебральный коллапс»). Такие позвонки сравнивают с позвонками рыб, с челноками, с клиньями. Расплющивание особенно часто наблюдается по переднему краю позвонков, т.е. на участках наибольшего физиологического отягощения.

Следствием деструктивных процессов в позвоночнике и нарастающей слабости длинных мышц шеи, спины является деформация позвоночника, статики тела и роста. Первая заключается в кифозе грудного отдела и компенсаторном лордозе люмбосакрального отдела. Внешне это выражается в сутуловатости и некотором выпячивании живота. Мышцы плечевого пояса, особенно верхняя часть musс, trapezius, поворачиваются вперед, иногда асимметрично, возникает перенапряжение этих мышечных групп. Аналогичное перенапряжение имеет место в отношении musс, erector trunci в связи с кифозом и лордозом. И тут и там возникают боли различной интенсивности.

С искривлениями позвоночника, отчасти с уплощением, свода стопы, связано уменьшение роста, у мужчин свыше 10 см, у женщин свыше 15 см. Уменьшение идет главным образом за счет туловища. Между 70—90 годами уменьшение роста особенно заметно.

Ребра при остеопорозе уплощаются. Об их ломкости свидетельствуют переломы, возникающие при кашлевых толчках, при незначительном сдавливании, например в процессе вскрытия трупа.

Довольно рано, уже на шестом десятилетии жизни, отмечаются поверхностные эрозии и структурное опустошение лобковых костей, особенно вентрального края (Todd, 1924). Возникающая деформация таза заключается в ого уплощении.

Атрофические изменения черепных костей выражаются в разрыхлении и истончении внутренних пластинок, особенно в теменных костях. Diploe исчезает, а с ним и коммуникации внешних вен черепа с венозными синусами (Aschoff, 1938; Harris, 1933). Dominok (1959) указывает на образование новых diploe, на слияние гаверсовых систем.

Закрытие каналов diploe, как и for. nutritia, происходит путем новообразования кости и начинается еще в пресенильном периоде. Приспособительное значение этой перестройки в венозной системе черепа и его покровах остается неясным. Развитие вдавлений по сагиттальной линии, связанных с развитием пахионовых грануляций, — не постоянное явление. Todd (1924) вообще отрицает возникновение с возрастом особых изменений в толщине костей черепа. Индивидуальность накладывает здесь большой отпечаток. Нередко кости выглядят утолщенными, а череп увеличенным в весе. Турецкое седло вылядит расширенным. Лицевые кости срастаются. Черепные швы облитерируются (изнутри кнаружи) к 80 годам полностью. Гайморовы полости несколько уменьшаются; лобные и клиновидная, наоборот, расширяются.

У старых женщин, крайне редко у мужчин, наблюдается остеофитоз лобных костей (hyperostosis frontalis interna). Вдающиеся в полость черепа остеофиты состоят из слоистых костных масс (рис. 19, 20, 21). Остеофитоз сопровождается атрофией коры головного мозга и общим уменьшением полости черепа. Клинически отмечают сильное ожирение, вирилизм и разные невротические симптомы. В литературу эти случаи вошли под названием «синдрома Морганьи—Стюарт—Морель» или «метаболической кравиопатии» (Reifenstein, 1958; Henschen, 1949).

Прямого отношения к старческому остеопорозу этот синдром не имеет, хотя гиперостозы, экзостозы или множественный остеофитоз — частое явление, особенно при сочетании остеопороза с дегенеративными изменениями хрящей, т.е. при остеоартрозах. Классическим проявлением остеофитоза, особенно у стареющих женщин, являются узлы Эбердеиа в области концевых фаланг пальцев рук и других костей кисти на ее тыльной поверхности. Старые немецкие авторы (Pineles, Wick, Schlesinger,. 1915) связывали развитие узлов Эбердена с угасанием половых функций.

Очень видное место в геронтологии занимают артрозы, остеоартрозы, в частности спондилозы и спондилоартрозы. Им как и старческому остеопорозу, посвящена большая литература (Schmorl 1957-Д. Г. Рохлин,1939-1941; И. Л. Клионер, 1962; M?ller, 1954; А. Е. Рубашева, 1935; Д И Чопчик, 1963; Jesserer, 1957; Ecklin, 1960; Belloni, 1947; Harell 1959), не говоря об авторах XIX века (Charcot, Ganstatt, Durand-Fardel, Seiler), когда этот вопрос утопал в аморфной проблеме хронического ревматизма и подагры.

При артрозах наблюдают медленно прогрессирующие дегенеративные изменения суставного хряща без каких-либо воспалительных явлений с окружающих тканях. Хрящи постепенно истончаются, часто до полного исчезновения; параллельно возникают беспорядочные реактивные разрастания хрящевой и костной ткани, ограничивающих движения и причиняющих боли. Суставные сумки, синовиальные складки, все места прикрепления связок окостеневают.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Сообщать
avatar
wpDiscuz