Что можно ждать в ближайшем будущем от реформирования медицины на постсоветском пространстве

Эта моя книга - взгляд на сектор здравоохранения в Украине, больше даже, на главный орган управления сектором, из которой понятно, почему реформы не шли, не идут, и почему, даже если и идти будут, то с огромным трудом.

Книга написана, через год, как проработал 9 месяцев советником министра здравоохранения в 1999 г. Воды утекло много, ситуация не улучшилась.

Все что делалось, планы, которые строились, реализованы не были. Наработанный опыт не был востребован.

Может еще одна электронная публикация этой, теперь насчитывающей 10-летнюю историю книги, окажется кому-то полезной, кто-то прочитает, возьмет нечто рациональное, да и пересмотрит свои планы, внеся в них разумные изменения.

Почему переопубликовываю на этом сайте? Да потому, что метеочувствительные, они просто более чувствительные, чем остальные, у них чувства сострадания, боли за дело развиты больше, и, может нужно, чтобы идеи в широкий медицинский мир шли через них, метеозависимых и даже называемых метеопатами.

Помещаю книгу в разделе метеофакторы, понимая, что желание к реформам, все равно, что погода, по настроению, и без четких на то устремлений, да и не всегда на пользу.
Но надежды питают.

Н. Яблучанский

http://meteopathy.com

Яблучанский Н.И.
Фантазии на тему советника исправленные и дополненные.

Начало начал

ИСПРАВЛЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ

Это, второе, издание "Фантазий" напоминает первое. Яблоко от яблони… Напоминает больше внешне. Если и не изменены названия глав первого, бета-версии, для преемственности, они подверглись жесткой авторской правке и дополнены тонкими намеками. Появились новые главы, в которых не только освещение упущенных в бета-версии проблем здравоохранения, но и наработанный советниками с Секретариатом по админреформе центральных органов исполнительной власти Кабмина в период работы в Минздраве материал. Полезный. Беременным реформами. Сталкивающимся с административной системой и испытывающим сомнения в принятых ею решениях.
Назвав первое издание бета-версией, обязал себя новой, исправленной и дополненной. К ней внутренне готовился. Когда появилась возможность финансовая, начал истово работать. На исправления и дополнения в календарном измерении ушла неделя. С внутренними процессами всякими - год. Не жалею, но судьбе благодарен, вернее, моей Министру, народному депутату Раисе Богатыревой, которой посвящаю и эту версию, более персонально, что имел возможность побывать в шкуре чиновника, что раскрылись новые миры, что приобрел новых интересных друзей.
Издав бета-версию и разослав в разные адреса, в числе других получил положительную реакцию и моего друга из Американского Агенства Международного Развития Элиота Перлмана. Он поспособствовал, чтобы бета-версия была переведена на английский язык. Он же познакомил с известным в советскую бытность диссидентом, основателем и лидером независимой Ассоциации Психиатров Украины Семеном Глузманом. Восхищен этим человеком. Упрочнил меня в убеждениях, диссидент - совесть. Страны.
И если рождаются снова диссиденты, значит с властью что-то не так. Или с народом, который позволяет. Власти … Дыма без огня не бывает. Встреча эта, события, всколыхнувшие страну, подтолкнули усилить демократическую направленность исправлений и дополнений. Потому не только факты новые, но и местами холодом. Без которого не пробирает.

***

В гостях у С. Глузмана. Он лично, и мне приятно, знакомит со своим "хозяйством". Широчайшая сфера активности. Единственное место, где правовую защиту получают люди с проблемами психического здоровья. Отверженные. Властью. Где рождаются и реализовываются образовательные проекты. С демократизующей начинкой. Большая издательская работа. Все издаваемое распространяется бесплатно.
Дарю мои бета-версию "Фантазий", философскую "Принцип оптимальности болезни или стратегия наилучшего ведения пациента", клиническую "Стратегия острого инфаркта миокарда".
С. Глузман: - Не хотите "Фантазии" переиздать?
Я: - Мечтаю. Только исправленные и дополненные.
В ответ: - Готовьте. Чтобы только к началу марта.
Знакового человека подарил Элиот.
Не успел домой, а уже посылка. С книгами. Для студентов моего факультета. Из Ассоциации Психиатров Украины. Вот такой он, диссидент Семен Глузман.

***

Это, несомненно, последние "Фантазии". На тему советника. Желание сильное, чтобы не как со статьями, в "Фантазии" включенными. Которые никак не утрачивают актуальности.
Дыхание весны - тому надежда. Страна, хочется верить, просыпается. И приспать ее больше не удастся. Никому. Как бы не мечталось.

НЕ В СТОЛ

Живем один раз в этой жизни. Не знаю, кто как, но сильно ощущаю ее ритм. И ощущения обостряются. Правит желание как можно меньше потерять. Времени. Как можно больше успеть.
Не знаю точно, кто включил хронометр. Скорее всего мой старый институтский профессор по физиологии. Давно было это. В студенческие годы. На втором курсе медина ...
Ласкающее теплое солнечное весеннее утро. Перебегаю с корпуса в корпус. Навстречу убеленный сединой, длинный-длинный, чуть сгорбившийся, профессор, в видавшей виды черной с широкими полями шляпе: - Как помираете, молодой человек?.
- ???
А что? Прав "дед". С каждым прожитым днем все меньше … Значит, как помираем.
Врезались в память институтское утро, институтская дорожка, любимый профессор. Включился хронометр. Жесткий. До боли откровенный - не поживаем, а помираем. Значит, спешить надо. Вот и спешу.
Мысль, что написать "Фантазии" возможность представится и что сделаю это обязательно, посетила, когда только обсуждалось предложение. Вступить в должность советника. Министра здравоохранения. Предложение принял. И осенившая мысль была не последним аргументом для бета-версии.
Не прошло и месяца, как после отставки взялся за "Фантазии". Мучили не долго сомнения, писать или нет. Для кого-то это не время, чтобы остыть и трезво осмысливать прожитое. Но сегодня, спустя год уже, подтверждаю: воспринимал и тогда минздравовский период все равно как далекое прошлое. Возвратившись в пенаты, а и не покидал их, два раза в месяц приезжая домой и читая лекции студентам по внутренним болезням, окунулся без остатка в университетскую жизнь. Не давал, тем более не дает хронометр расслабиться и на сентиментальности распыляться.
"Фантазии", подтверждаю, родились, как часто у меня бывает. "Ни с того, ни с сего". В самый первый февральский четверг 2000, переезжая с факультета в клинику, увидел бета-версию от "ать" до "ять". Быстро перенес в компьютер. В апреле, если не ошибаюсь, они увидели свет.
Тираж был небольшой. Всего 800 экземпляров. По грантовым денежкам. Книжку разослал в кабинеты власти центральной, областные отделы здравоохранения, медицинские вузы и, разумеется, классические университеты.
Бета-версия, приятно, равнодушных не имела. Одним начальникам нравилась. Другим, если у подчиненного на столе, - красное на быка. И это приятно. Где-то, помню: "абсолютно бесстрастным может быть только кусок железа".

***

Бета-версия писалась не в стол. "Фантазии" исправленные и дополненные, тем более. Цель - поспособствовать демократизации нашего трудно демократизируемого общества. Развитию здравоохранения, само собой разумеется.

ВХОЖДЕНИЕ

Вхождение в советники было простым. Предложили, подумал, посоветовался, дал согласие. По переводу был принят.
Мы у Министра. Два новых советника. Многое, что здесь, плод общих исканий.
- Ну що, хлопці, маємо попрацювати так, щоб...
- Наміри маємо серйозні.
Установки есть. Конфликта с жизненными позициями, которые во "взгляде снизу", что далее по тексту, нет. Значит, хорошая почва для плодотворной работы. По другому не умею.
Но грешу. "Узкое" местечко было. Я и свой, и чужой. Медик, но из классического университета. Декан, к тому же основатель, медицинского факультета. Нарушивший "тихе життя" в кабинетах минздравовских. Породивший тему - где быть медицинскому образованию, в секторе здравоохранения или образования? Для меня, отстаиваю позицию давно, - образования. Чтобы разорвать гордиев узел конфликта интересов. Когда врачи будущие себе же заказываются. Тема - повод для "колкостей" со стороны Министра. Потому никогда и не поднимал ее сам.
Кроется в глубине души мысль, что не давала она в некоторых ответственных случаях возможности Патрону принимать, вижу теперь, очень даже правильные предложения. Напоминали доброжелатели, кто советник.

***

Полная открытость в день последний. Не последний он. Мир нелинеен. Особенно сейчас, когда страна - странный аттрактор. События текущие подтверждают.

ИСТОКИ

Работать в Минздраве планы не строил. Знаю его, как и отрасль, во всех ипостасях сносно.
После Донецкого медицинского института по пять лет замом по науке в Украинском НИИ терапии, Харьковском НИИ микробиологии и иммунологии. Значит, "на ты" с Министерством и подведомственными институциями.
Последние девять лет - декан факультета фундаментальной медицины в Харьковском национальном университете им. В.Н. Каразина. С радостью принял предложение участвовать в восстановлении попранного большевиками права классического университета на подготовку врачей. Для меня - это честь. В решении поддерживали учителя - харьковские, и не только, ученые-медики с мировым именем.
Деканство легким не оказалось. И кровушки попито немало. Из-за посягательства на монополию.
В защите идеи возвращения медицинского образования в образовательный сектор обратился к публицистике. В "Медичній газеті України", "Зеркале недели", "Урядовому кур'єрі", других изданиях появились мои резонансные публикации. Часть из них включены в книгу. Интересные. Подготовили к принятию предложения стать советником. Опубликованные несколько лет назад, ни на йоту не потеряли актуальность. И, боюсь, долго терять не будут.
Три года назад подошли мы к первому выпуску врачей. Проблема возникла пустяковая. Получить разрешение Минздрава на работу выпускникам. "Нелюбовь" Первого выразилась в том, что с разрешением задерживали. На нас же наваливалась интернатура. Надо было торопиться …
Удобный случай - Первый в отпуске, а моя Министр, тогда заместитель, выполняла эти обязанности. Мне устроили встречу.
Приятно вспоминать. В приемной столпотворение, но меня принимает первым.
- В чем проблема?
- Да и не проблема. Просто надо письмо…
- Сейчас помогу.
Звонит куда-то: "К Вам придет такой-то, помогите". Потом снова мне: "Нет, не сделают". Опять звонит: "Зайдите, пожалуйста". И кидает реплику:
"Попрошу взять Вас с собой. Так будет надежнее".

***

Не узнала Министр, что в предположении своем оказалась права. Письмо не подготовили. Появилось оно значительно позже. Подписывал его, как подобает, Первый. Неписаная заповедь национального чиновника.

***

Патрон - Министр. А у меня процесс. Хроническое заболевание. С интернатурой. Трудоустройством. Выпускников. По причине чиновника. Министерского. Которому закон не закон. Который сам закон. И не только считает так. Действует.
Друзьям в Киев звоню: "Пролоббируйте. У Министра. Чтобы. В соответствии с Законом".
Мне в ответ: "Передала, если желает, чтобы по-настоящему, пусть приезжает, советником поработает".

***

Я рад первым публицистическим опытам в подходах к реформированию сектора, встрече с будущим Министром. Это истоки вхождения в советники. Не будь их, не готов был бы принять предложение.
В советники не напрашивался. Не предполагал даже, что спустя полтора года придется на время влезть в эту шкуру. Советник - государственный служащий! Пусть и невысокого ранга.

Здравоохранение и Министерство, как они есть

ВЗГЛЯД СНИЗУ

Самое время познакомить с моим пониманием проблем сектора на тот период. Наиболее полно обобщено оно в статье "Выход один - резать, или амбиции на крутую должность в теневом Кабмине", опубликованной "Зеркалом недели" в 1997 г. К ней и обращаюсь.

***

Страна в трудных экономических условиях. Здравоохранение тоже. Говорить много не приходилось. Его далеко не лучшее состояние освещалось в прессе. "Зеркалом недели" (ЗН, 1977, №10 (127)) похоронили Статью 49 Конституции Украины. Теперь, кажется, это же ожидает и само здравоохранение. Процессы, которые развиваются, с нострадамовской точностью прогнозировал А. Мостипан в статье "Медицина Украины сегодня и завтра" (Медицина Украины, 1996, №3) . Прожитый период показал: к прогнозам не прислушались. О реформах говорим много. Но в истинном значении этого слова они отсутствуют.
Понимая, что нужны альтернативные программы, и поддерживая идею Теневых Кабинетов Министров (ТКМ), имею смелость заявить себя кандидатом на пост Министра Здравоохранения (МЗ) в Теневой Кабинет Министров.
Сегодня отрасль управляет практическим здравоохранением, медицинским образованием и медицинской наукой. Естественно реформирование рассмотреть по этим направлениям.

1. Реформа практического здравоохранения
Существующая система практического здравоохранения малосостоятельна. Громоздкая. Низкой эффективности. Высоко затратная. Уровень медицинской помощи в государственном секторе, не считая отдельных центров, на уровне середины столетия. Самое главное, она не в состоянии переживать редуцированное финансирование, которое обещается, но не выполняется. По стране объем финансирования в отрасли - 54% необходимого минимума, но не выполняется и наполовину. Его размазывание решает только задачу скорейшей деградации сектора. Многие, пока еще вполголоса, поговаривают о его крахе. Элементарный пример - даже сумка врача скорой помощи со скрипом наполняется простейшими лекарственными средствами.
Стагнация требует неотложных, решительных, теперь уже на все 100%, хирургических действий. Времени на размышления не осталось. Надо реструктуризировать радикально. Не сокращать половинчато государственную сеть здравоохранения и поощрять развитие частной, негосударственной. В государственной, если быть реалистами, как раз и надо рассчитывать на половину обещанного финансирования. Не больше. Хотя этого и мало, но не означает, что ничего сделать нельзя.
Нужны приоритеты. Прежде всего, реструктуризация госпитальной медицинской помощи. Койки исключительно хирургические, акушерские, инфекционные, ургентные. Что касается соматических больных, на случаи и период катастрофических нарушений здоровья. Сохранившиеся койки должны быть высокоспециализированными и работать на них должны люди от бога и по настоящему. Труд этот следует достойно оценивать. Как понять, когда на Западе на хирурга в год приходится более 1 000, а наш часто не дотягивает до 200 операций в год. Потому что слишком много их, хирургов. И настоящих, и других всяких.
С моей точки зрения достаточный коечный фонд составляет до 20% наличного. Тем более, имеем опыт с дневным стационаром при поликлиниках и стационаром на дому. Большая часть коечного фонда стационаров выполняет социальные функции. Но социальные койки решают другие задачи и их необходимо передать на баланс функционального органа управления. Определенно дешевле, чем содержать самим.
Необходимо пересмотреть организацию скорой медицинской помощи. Не по карману, чтобы врач, и даже средний медицинский работник, был в любой такой бригаде. Функции их необходимо, пусть поначалу частично, передать, как на Западе, пожарным и милиции.

Отправить ответ

2 Комментарий на "Что можно ждать в ближайшем будущем от реформирования медицины на постсоветском пространстве"

Сообщать
avatar
Сортировать по:   Самый ноый | Самый старый | Самый популярный
roman
Участник

Спасибо!

wpDiscuz